Латиф Казбеков
Латиф Казбеков

Родился 20 мая 1954 года.

В 1975 году окончил Алма-Атинское художественное училище им. Н.В. Гоголя.

В 1981 году окончил институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина, мастерскую проф. Г.Д. Епифанова. Член Союза Художников России.

Член Санкт-Петербургской Академии современного искусства.

Автор 22 персональных выставок и участник более 300 выставок в России и за рубежом: в США, Германии, Франции, Англии, Японии, Финляндии, Италии, Дании, Голландии, Бельгии, Польше, на Кубе, в Мексике, Канаде, Чехии, Южной Корее, странах Балтии и СНГ.

Проиллюстрировал более 70 книг.

Лауреат различных конкурсов изобразительного искусства и искусства книги.

Музейные коллекции:

Государственный Русский музей, Музей Городской скульптуры, Всероссийский музей А. С. Пушкина, Государственный музей изобразительных искусств им. Кастеева (Алма-Аты), Государственный музей изобразительных искусств (Бишкек), Государственный музея изобразительных искусств Татарстана (Казань), Музей Нонконформистского искусства, Национальная публичная библиотека (Санкт-Петербург), Калининградская Государственная художественная галерея 7ka Новосибирская Государственная художественная галерея, Астраханская Государственная художественная галерея им. Кустодиева, Картинная галерея (Комсомольск-на-Амуре), Дальневосточный художественный музей (Хабаровск), Государственный музей Карелии (Петрозаводск), Калининградская Государственная художественная галерея, Магнитогорская Государственная картинная галерея, Центральный Выставочный зал «Манеж» (Санкт-Петербург), Центр искусств им. Дягилева, Центральная городская библиотека, Санкт-Петербург и др.

А также многочисленные частные коллекции России, стран СНГ и зарубежья.

Латиф Казбеков - один из самых интеллектуальных петербургских художников, обладающий высочайшим уровнем технического мастерства и природным чувством прекрасного. В его искусстве обобщенность академического видения основывается на знании жизни во всех ее проявлениях, изучение натуры преобразуется в подсознательный круг ощущений, призывающих зрителей к сотворчеству в мире образов и символов недосказанной реальности.

Человек с врожденным даром эстетизма, он пользуется признанием, как в традиционном Союзе художников, так и в кругах новейших течений, к которым, по моему мнению, он тяготеет все в большей и большей степени. Его знают и как автора новых технологий бумаги ручного литья, и как создателя техники акварели с фактурным рельефом.

Художник не следует общепринятому подходу «акварель на поверхности». Снимая слои бумаги, он прибегает и к «процарапыванию» верхнего слоя многослойного листа: «Я стремлюсь разрушить структуру бумаги, внедряясь в нее. При этом отношусь к ней очень бережно».

В руках Латифа плоскость листа преображается, становится фактурной, рельефной, в которой нет (или почти нет) ничего случайного. Моделирование поверхности, расширяя возможности акварели, позволяет краске и растекаться по поверхности, и впитываться вглубь, акцентируясь в порах листа, создавая многослойный и многотоновый лист.

Без преувеличения можно сказать, что акварели Латифа Казбекова, бумага ручного литья - это уникальное чудо. При этом новизна понимается им «не как сумма современных и модных приемов, не как отмычка для входа в нынешний модный "mainstream", но как способность резонировать сегодняшними кодами, сохраняя свою и только свою интонацию» (Михаил Герман). Сложнейшая техника определяет свободу независимого поиска. Тема, рождая глубинный образ, определяет стиль. В этом художник абсолютно не придерживается какого-либо течения или направления. Он всегда сам по себе. При необходимости символика фигуративности приобретает абстрактную форму.

В философии искусства художника амбивалентно соседствует множество противостоящих начал. Рациональная ментальность Запада переплетается с орнаментальной уклончивостью Востока, европейское вербальное мышление противоборствует с азиатской иероглифической образностью, обобщенность и символизм усиливаются реалистической скрупулезностью в передаче деталей.

В творчестве Латифа, хотя и условно, можно выделить несколько тем. Условность связана с тем, что за изображаемым, видимым стоит что-то еще, что следует угадать, почувствовать, домыслить. «Воображение, - подчеркивает Казбеков, - одинаково важно и художнику, и зрителю».

Рассматривая творчество Латифа Казбекова в ретроспективе, неожиданно за внешним обнаруживаешь путь, по которому художник движется, часто не прямо, иногда с отступлениями, но непрерывно, к созданию великого произведения.

Казбеков создал свой стиль, который и узнаваем, и неизменен, и постоянно нов. В стремлении к совершенству, в противоречиях с самим собой развивается искусство художника, и все ярче проявляется талант мастера.

Латиф Казбеков - художник петербургской школы. В его стиле жесткое, сохраняемое в веках мастерство Императорской Академии художеств, сочетается с интригой и лукавством: с мягкой аристократической недоговоренностью Востока, с «резкой категоричностью» русского языка, в котором «да-да» и «нет-нет» в равной мере могут быть и утверждением, и отрицанием.